Суворовские встречи

 

ОФИЦЕР-ВОСПИТАТЕЛЬ МАЙОР ПИРОЖКОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВИЧ

Во время ежегодных встреч выпускников нашего Киевского суворовского военного училища в Москве в первую субботу декабря мы всегда с сердечной теплотой и ностальгией вспоминаем своё детство и юность в алых суворовских погонах, делимся воспоминаниями о памятных событиях, с детской хитрецой наперебой вспоминаем свои проказы, словом, делимся друг с другом самым сокровенным. Но особой темой неизменно является дань благодарности и уважения нашим командирам, офицерам-воспитателям и преподавателям, сделавших из нас высоко профессиональных, грамотных защитников Отечества, истинных патриотов свой Родины.

Мы навечно храним в своих сердцах память об этих скромных и талантливых людях, полностью посвятивших себя нам. Есть книги, где упоминается о некоторых из них, об их делах и заслугах. Это, в первую очередь, сборник материалов «Киевское суворовское военное училище» издания 1983 года (автор-составитель подполковник запаса Мишин В.И.) и историко-литературные очерки «Мы этой памяти верны» издания 2011 года (под редакцией председателя Совета ветеранов КвСВУ-КВЛ полковника запаса Матвийчука Д.Л), а также некоторые другие. В интернете на сайте «Победа 1945» и на нашем «Сайте выпускников Киевского СВУ» можно найти краткие биографические статьи о наших фронтовиках генералах Уманском Т.Ф. и Кибардине Б.М., Герое Советского Союза Ворончуке А.Я., полковнике Русакове М.Н., подполковниках Марьяненко И.М и Дубине И.И., Сокольце И.М., Романце А.И., Финансовой В.Н., Копачинской Т.А. и других. Там же есть статьи об отцах-фронтовиках некоторых из наших суворовцев. Но согласитесь – этого крайне мало и недостаточно.

Вот, и недавняя наша встреча, на которой я стал свидетелем, как тепло вспоминали о своём командире майоре Пирожкове В.А. его воспитанники, сидевшие неподалёку за праздничным столом, сподвигла меня к написанию этой статьи, хотя в годы моего обучения в Киевском суворовском военном училище этого офицера там ещё не было. Поэтому, наверняка, те выпускники СВУ, которые учились во время работы там майора Пирожкова, вскоре напишут о нём тёплые слова и опубликуют свои воспоминания на нашем сайте. А мне довелось учиться в курсантской роте, командиром которой был этот самый майор Пирожков Владимир Алексеевич. Было это в Киевском высшем общевойсковом командном дважды Краснознамённом училище им. М.В.Фрунзе, т.е. незадолго до того, как Владимир Алексеевич был переведён на должность офицера-воспитателя в Киевское суворовское военное училище.

Предлагаю вашему вниманию краткую статью «Прыжки с парашютом», в которой описывается яркий эпизод из жизни командира курсантской роты майора Пирожкова Владимира Алексеевича.

 

ПРЫЖКИ С ПАРАШЮТОМ

 

Четыре года обучения в общевойсковом училище помножить на 365 дней в году получится 1460 дней. Если при этом вычесть каникулярные отпуска и нечастые выходные, то количество дней жизни курсанта в училище сравняется с количеством дней Великой Отечественной войны.

Странная аналогия? Вовсе нет. За годы войны страна успела сначала понести огромнейшие потери, откатиться от западных границ до берегов Волги, восстановиться, окрепнуть и победоносно пройти до Берлина, освободив от фашистов огромные территории своего государства и сопредельных стран.

Наши успехи в училище за такой же период были значительно скромнее. Задачи проще. Заслуги мельче. Но по насыщенности событиями и их разнообразию учёба в КВОКДКУ была весьма богата.

Именно творческое разнообразие обстановки в Киевском общевойсковом училище в конце 60-х начале 70-х годов кардинальным образом отличалось от однообразной кирзовой шагально-подметальной жизни в других училищах, с жизнью в которых мне довелось воочию столкнуться впоследствии.

В нашей 9-й разведывательной роте второго набора факультета иностранных языков (на 3-м и 4-м курсах роте сменили нумерацию и она стала 1-й ротой) по списку в момент поступления в сентябре 1967 года числилось 124 курсанта, из которых 97 человек были выпускниками суворовских училищ. К концу первого года обучения осталось менее ста человек. Были отчислены по неуспеваемости почти все курсанты, прибывшие из войск и с гражданки. Из оставшейся сотни более 90 процентов составляли выпускники суворовских училищ. Такой концентрации суворовцев, по всей видимости, никогда и нигде больше не создавалось. Примерно такая же ситуации была и в 7-й разведывательной роте первого набора разведчиков 1966 года. Обе роты составляли батальон боевого разведчика-фронтовика подполковника Бондарчука Г.Д. Поэтому легко себе представить, насколько высока была успеваемость в батальоне, насколько велики спортивные достижения, но одновременно – насколько много хлопот доставляла своим командирам и начальникам эта лихая суворовская масса.

Поводом общих построений училища на плацу, частенько, было объявление приказов о нарушениях дисциплины в разведывательных ротах и об отчислении нарушителей из училища. При этом командир рядом стоящего на плацу мотострелкового батальона подполковник Кутний И.И. не упускал возможности подколоть подполковника Бондарчука Г.Д., говоря о низкой дисциплине разведчиков и неуправляемости батальона. На что Георгий Дмитриевич, не стесняясь, и так, чтоб слышал весь батальон, парировал своим сиплым голосом: «Подумаешь, дисциплина. Зато у меня разведчики-орлы. Белая армейская кость! Голубая кровь! А у тебя кто? Одни мешки с чем-то…»

После этого наступала пауза, сопровождаемая мерзким хихиканьем в курсантских шеренгах. Иван Иванович, задумавшись над поиском подходящего ответа, молчал. На этом шуточная перепалка комбатов мирно заканчивалась.

А теперь к теме о прыжках с парашютом. Никаких парашютных прыжков в программе обучения ВОКУ ни у разведчиков, ни у мотострелков, естественно, не было.

Курсанты нашей роты занимались многими видами спорта. Среди них было немало мастеров спорта и кандидатов в мастера, а уж перворазрядников было больше, чем у жучки блох.

Как только заканчивался обед половина роты отправлялась по своим секциям. Борцы и боксёры скрывались в спортзалах, легкоатлеты, переодевшись в спортивные костюмы, убегали в расположенные поблизости городские парки им. А.С.Пушкина и им. Ленинского комсомола, троеборцы и многоборцы совершенствовали своё мастерство также, в основном, где-то за пределами училища, качки-силовики состязались на спортгородке, стрелки и пловцы исчезали в тирах и бассейнах различных спортивных обществ и так далее. Даже музыканты ротной джаз-банды «Лотос» со своими гитарами, бубнами и барабанами удалялись репетировать в недра училищного клуба.

Записавшись, как требовалось, в журнал временного отсутствия, находившийся на тумбочке дневального, полроты до ужина официально расползалась по своим закоулкам.

Оставаться в роте и отдуваться малыми силами по каждой вводной как-то не очень-то и хотелось. Поэтому осенью 1968 года я придумал себе достойное применение. Встретился со своим давним знакомым, инструктором по парашютному спорту Берзиным Раймонтом Рудольфовичем, который в ДОСААФ тренировал сборную Украины в аэроклубе «Чайка», на том самом аэродроме, где лётчик Нестеров совершил свою знаменитую «мёртвую петлю». Раймонт Рудольфович был известнейшим испытателем заводских парашютов, имел порядка четырнадцати тысяч прыжков, но в связи с тем, что набрал излишний вес, прыжки прекратил и, освоив пилотирование самолётом Ан-2, руководил наземной подготовкой спортсменов-парашютистов и сам же поднимал их в воздух.

Он сразу же согласился с моей идеей дать возможность курсантам ВОКУ совершить по несколько прыжков с парашютом, оговорив лишь три условия. Во-первых, все обучаемые должны были освоить устройство и укладку парашюта, во-вторых, отработать прыжки с двухметровой высоты на прямые ноги и в-третьих, оплачивать в кассу ДОСААФ по 2 рубля 50 копеек за каждый прыжок. При этом всю подготовку курсантов Берзин Р.Р. возложил на меня. Срок готовности к прыжкам назначил на весну следующего 1969 года.

Рапортом по команде я доложил командиру роты майору Пирожкову В.А., а затем командиру батальона подполковнику Бондарчуку Г.Д. об условиях и возможности осуществления прыжков с парашютом курсантами 9-й роты в количестве 100 человек. Комбату предложение явно понравилось и он поддержал его при докладе начальнику училища генерал-майору Кравченко И.И. Через пару дней было принято решение приступить к подготовке 100 курсантов к парашютным прыжкам, но не из одной, а из числа двух разведывательных рот по 50 человек от 7-й и 9-й рот.

Ответственным за подготовку в 7-й роте был назначен сержант Ячменёв Б.М., в 9-й, естественно, мл.сержант Попов Е.Л. В течение двух-трёх дней я съездил в аэроклуб «Чайка» и получил под расписку четыре парашюта ПД-47. По два парашюта постоянно находилось в каждой роте под крайней кроватью. Всю зиму практически ежедневно в казармах наших двух рот все курсанты в центральном проходе казармы тренировались в укладке парашютов, прыгали на спортгородке на прямые ноги, учили матчасть.

Прыгать стремились почти все курсанты, но комбатом было объявлено, что в число полусотни в каждой роте войдут только лучшие. Это, кстати, дополнительно стимулировало парней на обучение.

Наконец настал долгожданный день 27 апреля 1969 года. Сто курсантов с командирами рот на четырёх Уралах-375 прибыли на аэродром «Чайка». Получили парашюты, разложили их на столах (длинные брезентовые холсты) и приступили к укладке каждый своего парашюта. Я себе в тот день уложил три парашюта (два ПД-47 и один Д-3 килевой) и решил прыгать с первой и с последней группами, а также где-нибудь в серединке.

2019-12-10_20-41-03

 

2019-12-10_20-44-18

Берзин Р.Р., прохаживаясь между укладочными столами, с удовольствием отмечал высокое качество работы с парашютами всех курсантов без исключения.

После проверки укладки, росписи в журнале и дополнительного инструктажа первая десятка заняла места в самолёте Ан-2. Я прыгал в ней последним. Приятно было наблюдать, что ни один курсант не замешкался у дверей самолёта, а лихо, как завзятые десантники, все с высоты 800 метров устремлялись в свободный полёт.

Когда я приземлился в воздухе уже находилась вторая десятка. Сматывая стропы и купол парашюта, я увидел, как ко мне со всех ног несётся наш командир роты майор Пирожков В.А. Не успев отдышаться, он стал настаивать, чтобы ему было дано право прыгнуть вместе со всеми с парашютом. Пока мы тащились по полю к месту расположения группы управления прыжками я пытался объяснить командиру роты, что так как он не проходил подготовку, не обучен укладке парашюта, прыгать ему не позволят.

Подошли к Берзину Р.Р. Владимир Алексеевич, буквально умоляя, начал просить разрешение совершить прыжок с парашютом. Берзина это позабавило, но он неожиданно сказал: «Дорогой Владимир Алексеевич, вы же не укладывали себе парашют, а прыгать на чужой укладке запрещается.»

Но и тут майор Пирожков не растерялся и выпалил: «Я знаю, что младший сержант Попов уложил себе три парашюта. А я ему доверяю как родному сыну.»

Когда Берзина перестал душить смех, он сквозь слёзы глянул на Пирожкова и сказал: «Ну, раз как родному сыну, так идите и прыгайте…». Пришлось отдать один из моих двух парашютов ПД-47 Пирожкову В.А.

2019-12-10_20-45-41

Поэтому в очередной десятке к самолёту гордо шествовал наш ротный. Было любопытно наблюдать в мощный ТЗК-66, как после отделения от самолёта и принудительного раскрытия купола парашюта ПД-47, Владимир Алексеевич, позабыв, что ему надо усесться на лямку и развернуться по ветру, просто со счастливейшим лицом висел на стропах в воздухе, болтал ногами и, казалось, что-то радостно распевал.

В таком не отрегулированном положении приземление прошло не самым удачным образом, но вполне благополучно. А ярчайших впечатлений у Владимира Алексеевича осталось множество на всю жизнь.

Блее того, в ВСК-66 (руководство по военно-спортивному комплексу в войсках) майор Пирожков В.А. нашёл положение о том, что если военнослужащий в возрасте старшее 35 лет выполняет норму 3 разряда по любому виду спорта, то он может, по желанию, освобождаться от обязательного ежегодного 10-ти километрового кросса. Там же говорилось, что за один прыжок в возрасте старше 35 лет сразу присваивается 3-й разряд. Владимир Алексеевич был старше и поэтому ему немедленно был присвоен 3-й разряд по спортивному парашютизму с выдачей нагрудного значка и удостоверения. Остальным, чтобы выполнить норму 3-го разряда требовалось сделать три прыжка. Двадцать пять прыжков давали 2-й разряд. 1-й разряд можно было получить, сделав не менее 85 прыжков различной сложности.

2019-12-10_20-48-16

После завершения прыжков сотня счастливых до одурения курсантов возвратилась в училище. Разговоров было много. Шуток не меньше. На следующий день в газете «Ленинское Знамя» Киевского военного округа появилась статья «100 куполов», написанная нашим ротным редактором сержантом Александром Лазаренко. Если обычно эта газетёнка особым спросом ни у кого не пользовалась, то найти экземпляр со статьёй «100 куполов» было невозможно.

За организацию парашютных прыжков в двух ротах мне от имени начальника училища была объявлена благодарность и присвоено звание «сержант».

Приближалась летняя сессия и поэтому командованием было решено приостановить прыжки до осени. А осенью в училище прошла реорганизация и разведывательные роты, находившиеся до этого вместе в одном батальоне, были порознь включены в смешанные батальоны трёх-ротного состава с двумя мотострелковыми ротами и одной разведывательной. Энтузиаст разведывательного дела полковник Бондарчук Г.Д. из комбатов был назначен начальником кафедры тактики, ротного майора Пирожкова В.А. перевели в КвСВУ, а наша 9-я рота, будучи переименованной в 1-ю роту, вошла в состав батальона, которым командовал подполковник Кутний И.И.

После этого всем стало очевидно, что ни о каких прыжках с парашютом в масштабе рот речи больше идти не будет. Была также прекращена «вольница» с многими остальными спортивными секциями.

2019-12-10_20-49-44

 

Други! Ваша память о командирах и преподавателях, о любимых людях, о верных товарищах и друзьях может кануть в бездну истории вместе с вами. Пожалуйста, не допускайте этого. Напишите добрые слова о тех, кто этого достоин. Тогда память о них переживёт всех нас и будет долго доступна нашим потомкам.

 

Евгений Попов, выпускник КвСВУ 1967 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>