Воспоминания наших учителей и воспитателей

МИТИН Михаил Васильевич – полковник запаса, один из первых офицеров-воспитателей, умер 15.09.1993 г.

В конце августа 1944 года после успешного завершения Яссо-Кишиневской операции, в которой наша 188 Нижнеднепровская Краснознаменная стрелковая дивизия принимала активное участие, я был откомандирован в распоряжение отдела кадров Главного управления кадров Министерства обороны, где пробыв около двух месяцев в резерве, был назначен в Харьковское Суворовское военное училище на должность начальника подготовительного класса.

Во время Великой Отечественной войны, в которой участвовал с первого дня вероломного нападения фашистской Германии на нашу Родину, много раз задумывался над вопросом о роли офицера во время войны, и пришел к глубокому убеждению, что она исключительно велика и важна. Мне пришлось быть живым свидетелем, когда умелое командование и воля к победе обеспечивала в бою победу и наоборот – отсутствие этих качеств у командира приводило к большим потерям и невыполнению боевой задачи. Поэтому, когда узнал, что предстоит участвовать в воспитании будущих офицеров Советской Армии, был очень обрадован и отправился в г. Чугуев Харьковской области с большой охотой.

В этот, совершенно разрушенный фашистской оккупацией бывший военный городок, прибыл в ноябре 1944 года. Начальником Харьковского суворовского военного училища был генерал-майор Визжилик, начальником политотдела – полковник Ширяев. Мне было приказано принять 4-ю роту от капитана Крылова, который получил назначение на такую же должность в Калининское суворовское военное училище. Харьковское СВУ в полнокровном составе существовало уже второй учебный год. От офицеров роты и сержантов мне стало известно, что рота наша по своему составу является своеобразной и не пользуется в училище популярностью, как, например, 3-я рота. Воспитанников было 37 человек в возрасте 12-14 лет, занятия велись по программе 5-го класса. Добрая половина детей – переростки (в сравнении с обычной школой). Только два воспитанника имели отцов (Ваховский и Вяземский Г.), остальные были сиротами (отцы погибли на фронте). Много было круглых сирот. Например, отца и мать Виктора Лычкатого фашисты повесили в его присутствии.

Узнав от воспитателей, что новый командир роты прибыл с фронта, воспитанники встретили меня доброжелательно и учебный процесс, военное обучение, соблюдение внутреннего режима проходили нормально.

Во внеурочное время и во время лагерного периода старался больше общаться с воспитанниками, расспрашивал о их родителях, о жизни до поступления в училище, и сам охотно рассказывал о боевом пути своего 523 стрелкового полка, своей дивизии, о подвигах бойцов и командиров. Ребятам нравилось, что я на фронте был офицером разведки, о боевых действиях которой имел возможность рассказать многое.

Вспоминается забавный эпизод. Моя фронтовая фуфайка, видавшая виды на фронте, привлекла внимание воспитанников в лагерях и пользовалась большой популярностью до тех пор, пока начальник училища не обнаружил ее на дневальном, стоящим ночью на посту под грибком на передней линейке.

Воспитанники с увлечением участвовали в военных играх, которые организовывали в роте не только в лагерях, но и в самом г. Чугуеве, где сохранились немецкие укрепления, которые использовались нами для игр.

Взаимоотношения между воспитанниками, с одной стороны, и офицерами и сержантами – с другой стороны, не были отчужденными и в этой обстановке не было надобности широко применять дисциплинарные взыскания.

Среди офицеров-воспитателей роты большой популярностью пользовался лейтенант Лаврентьев, его отделение в роте было по всем показателям лучшим. Достигал он этого разумной требовательностью не только к воспитанникам, но и к себе.

В составе офицеров-воспитателей в 1944 году по разным причинам произошли некоторые изменения, что отрицательно сказывалось на состоянии воспитательной работы, но в начале 1945 года в роту прибыли два офицера, которые прочно вжились в коллектив и своим умением и трудом помогли роте выйти на уровень передовой. Это были старший лейтенант Свитко Захар Федорович и лейтенант Береза Михаил Григорьевич. Первый прибыл с фронта (в кубанке), второй из запасного стрелкового полка. Эти офицеры (ныне в запасе) и сейчас цементируют коллектив бывших воспитанников, о чем свидетельствуют периодические встречи в Киеве. Последняя состоялась в ноябре 1986 года, через 35 лет после окончания суворовцами училища. Из помощников-воспитателей заметно выделялся старший сержант Лещинский, который долгие годы потом служил в училище старшиной роты. Часто можно было наблюдать, как вечером (во внеурочное время) воспитанники группировались вокруг него и слушали, затаив дыхание его рассказы.

Среди воспитанников роты было три человека, имевшие правительственные награды. Это Кравчук Костя, Николаев Сергей и Лоев. Кравчук за спасение Боевого Знамени во время фашистского наступления в начале войны на Киев награжден орденом Красного Знамени, а Николаев и Лоев – за участие в боях – медалями «За отвагу».

В воспитательной работе уделялось должное внимание связи с родственниками воспитанников, которых чаще всего представляли матери. С ними велась переписка и беседы, когда приезжали они в училище повидаться с сыновьями. Может, не все мы, воспитатели, делали в плане сохранения у детей привязанности к родным, но от матерей часто приходилось слышать жалобы, что их дети стали в училище другими, все спешат от мамы к своим товарищам. Мне казалось тогда, что этот процесс закономерный, т.к. воспитанники привыкли к жизни в коллективе.

В г. Чугуеве училище размещалось в мало пригодном здании, построенном еще во времена Аракчеева. В спальнях кровати стояли вплотную одна к другой, в классах было тесно, метровой толщины стены и маленького размера окна даже в солнечные дни лишали помещения нужного освещения. Электростанция в городе не работала, а свой движок не давал нужного напряжения в электросети. Во время приготовления уроков часто электроосвещение выходило из строя, занятия продолжались при зажженных свечках. В плане культурного обеспечения училище в основном было на самообслуживании. Помещения для клуба не было, кино показывали передвижкой в каждой роте.

Два раза в году поездом суворовцев вывозили в Харьков для участия в военном параде. Во время этих поездок бывали в театрах Харькова. Огромное значение для училища имело решение командующего Киевского военного округа генерала армии А.А. Гречко о передислокации Харьковского суворовского военного училища в 1947 году из Чугуева в столицу УССР город Киев и его переименование в Киевское суворовское военное училище: вначале даже не верилось, что училищу предоставляется такое прекрасное солидное здание, с тех пор в его истории начался новый замечательный этап.

Материал написан М. Митиным 19 декабря 1986 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>